Загрузка...

Чтобы поддержать наш ресурс
разместите на своём сайте,
блоге или в профиле


блок новостей



баннер



кнопку

Просмотр


"Родину не нужно любить, за Родину нужно погибать!". Владимир Маслов
 Приветствуем Гость ваш статус "Гости" Вход  Выход  RSS 18+
 О сайте Связь Помощь Правообладателям Реклама

Doskado Документальное кино онлайн


Внимание! Раздел закрыт

Теперь тексты публикуются на Свалке новостей и мыслей



Частные тюрьмы в США. История, аспекты, перспективы

Начало

Бум приватизации тюрем начался в середине 1980-х, при Рейгане и Буше-старшем, но расцвета достиг при Клинтоне. Клинтоновская программа по сокращению федеральных работников привела к тому, что департаменты юстиции стали заключать контракты на содержание под стражей лиц без документов и особо охраняемых заключенных с частными тюремными корпорациями. На сегодняшний день частные компании в Соединенных Штатах управляют по меньшей мере 264 исправительными учреждениями.

Поначалу идею частной тюрьмы считали абсурдной, а ее сторонников не принимали всерьез. Но печальные тенденции переубедили чиновников и общественность. Государству приходилось с каждым годом содержать все больше и больше заключенных. На рост числа зеков сильно повлияла "война с наркотиками", к тому же увеличились сроки заключения. Переполненые тюрьмы и возрастающие затраты стали тяжким бременем для местных и федеральных бюджетов. Государство не успевало строить новые тюрьмы, а старые обветшали и были так переполнены, что в любой момент можно было ждать бунта заключенных. Наблюдая за расширением и видя проблемы пенитенциарной системы частный бизнес видел перспективы своего развития в этой сфере. Корпорации хотели пойти дальше от простого заключения контрактов на предоставление услуг муниципальным тюрьмам до заключения договоров на полное управление и приватизации тюрем.

ССА

В 1983 году в США была создана одна из первых и самых мощных частных компаний в "тюремном" секторе экономики — Corrections Corporation of America (ССА). В следующем году ССА заключила договор, и приняла в управление тюрьму в округе Гамильтон, Теннесси. Это был первый случай когда государство полностью отдало тюрьму частному оператору. В 1985 CCA привлекла внимание широкой общественности, когда предложила правительству принять в управление все тюрьмы штата Теннесси за $200 миллионов. Предложение было в конечном счете отклонено из-за сильной оппозиции в лице государственных служащих и скептицизма законодательного собрания штата. Несмотря не первые неудачные шаги CCA успешно расширялась в дальнейшем и имеет на данный момент по меньшей мере 153 исправительных учреждений.

В создании CCA приняли участие инвесторы известной компании Kentucky Fried Chicken, подразделения PepsiCo, Inc. Сейчас ССА входит в десятку наиболее доходных компаний, чьи акции котируются на Нью-Йоркской фондовой бирже. Стоимость акций ССА выросла с $50 млн в 1986 году до $3,5 млрд на 2000 год. Она старательно выбирает самые выгодные контракты, всячески экономит расходы на тюремный персонал и заставляет налогоплательщиков оплачивать поимку беглецов. 

Wackenhut Corrections

По-другому действует не менее знаменитая Wackenhut Corrections. Совет директоров этой компании — сплошь "кто есть кто" в национальной безопасности США. В разное время в него входили бывший глава ФБР, бывший замдиректора ЦРУ, бывший глава секретной службы, бывший глава ВМС и бывший министр юстиции. Как только компания стала заниматься тюремным бизнесом, в совете директоров появился бывший руководитель Федерального управления тюрем.

$


Заработки в частном секторе не идут ни в какое сравнение с государственными: нынешний руководитель Федерального бюро тюрем получает около $126 тыс. в год, а исполнительный директор Wackenhut Corrections, у которого в пять раз меньше подопечных,— примерно $488 тыс. (данные на 2000 г.). Неудивительно, что действующие госслужащие охотно консультируют частную пенитенциарную корпорацию, а чиновники в отставке мечтают найти применение своим связям и знаниям в частном бизнесе.


Приватизация возмездия

Спор сторонников и противников частных учреждений, занимающихся исполнением наказаний, не утихает с момента появления первых частных тюрем. Аргументы защитников частного сектора касаются в основном практической стороны дела: считается (хотя это и не доказано), что частные тюрьмы более рентабельны, тратят на каждого заключенного меньше казенных денег и поэтому выгодны налогоплательщику; у них более современные и удобные здания; благодаря конкуренции условия содержания заключенных улучшаются, а затраты на исполнение приговоров становятся меньше. Словом, тюремный бизнес подчиняется тем же законам, что и любой другой, а государство и в этой сфере показало свою неконкурентоспособность.

Противники "приватизации правосудия" апеллируют в основном к морали. Все-таки приватизировать тюрьму — это не то же самое, что отдать в частные руки доставку почты. Неизвестно, что чувствует осужденный, когда на форме тюремщика видит не эмблему государственной службы, а логотип частной компании. В демократическом государстве право власти осуществлять насилие над гражданами основано на общих представлениях о справедливости и ответственности; когда государство перепоручает свои функции материально заинтересованным "субподрядчикам", представления о справедливости разрушаются.

С практической точки зрения частные тюрьмы тоже не всегда являются благом для заключенных. Как любое капиталистическое предприятие, тюрьма стремится получить максимум прибыли, и поэтому экономит на всем чем можно. Разумеется, тюрьмы заключают с государством контракт, в котором оговариваются предоставляемые "услуги", однако проверить выполнение этого контракта в закрытом заведении довольно сложно, а любых независимых инспекторов при желании можно подкупить.

Есть и другие неприятные побочные эффекты приватизации. Желающие построить частную тюрьму не всегда согласовывают свои намерения с властями штата, поэтому новая прекрасная тюрьма может оказаться пустой. В этом случае компания-владелец постарается заполучить "постояльцев" из других штатов. В результате правительство штата, на территории которого находится тюрьма, не имеет законной власти над ее обитателями, а убийцы и насильники живут на территории, больше напоминающей студенческий городок, поскольку ее обустраивали в расчете на мелких воришек и нелегальных иммигрантов.

Наконец, самое опасное последствие расцвета частной инициативы заключается в давлении на общественное мнение. Город, рассчитывающий поправить дела с помощью новой тюрьмы, будет делать все возможное, чтобы ее заселить. А государству рано или поздно придется считаться с этим желанием и подгонять под него законодательство и судебную практику.

Тюремно-промышленный комплекс

В тюремный бизнес вовлекаются все новые участники: строители, менеджеры, финансисты, телефонные компании, борющиеся за право телефонизировать "фешенебельные тюрьмы", издатели, выпускающие "Желтые страницы пенитенциарной системы", производители колючей проволоки и те, кто использует дешевый, а то и вовсе бесплатный подневольный труд. Стремительное расширение частного присутствия в тюремной системе привело к образованию тюремно-промышленного комплекса, который по мощи вполне сопоставим с ВПК. Огромный сектор национальной экономики существует за счет насилия над собственными гражданами. Верхушку ТПК образуют правительственные чиновники, руководители частных предприятий и политики, которые стремятся в своих интересах по возможности расширить систему исполнения наказаний. Цель этого лобби — обеспечить бесперебойную поставку людских ресурсов на тюремные "предприятия". А для этого надо убеждать общество в необходимости и дальше ужесточать законодательство и отправлять побольше людей за решетку.


В американский ТПК входят крупнейшие игроки Уолл-стрит. Goldman Sachs и Smith Barney Shearson Inc. соревнуются за право строить тюрьмы. Титаны оборонной промышленности создали у себя специальные подразделения, ориентированные на потребности тюрем. Там производят электронные замки, системы слежения за заключенными и прочие полезные в тюремном хозяйстве приспособления. Гигантские частные корпорации, вроде ССА и Wackenhut, и профсоюзы работников частных тюрем оказывают все большее влияние на политику государства. 

Борьба с преступностью требует огромных финансовых затрат. Каждый год в этот сектор экономики американское государство вкладывает $100 млн. За последние 20 лет расходы на борьбу с "внутренним врагом" выросли вдвое больше, чем расходы на оборону, а население американских тюрем утроилось. Каждую неделю в США вступают в строй три новых тюрьмы. Система исполнения наказаний обеспечивает работой 3-4 миллиона американцев.

Частные фирмы весьма настойчиво рекламируют преимущества инвестиций в тюремный бизнес. Количество рекламы в специализированном журнале Corrections Today с 1980 года возросло втрое. Одна из рекламных брошюр гласит: "Пока число арестов и приговоров неуклонно растет, надо на этом зарабатывать. Скорее вкладывайте деньги в эту бурно развивающуюся отрасль, пока лифт еще не покинул первый этаж!" Другие слоганы более лаконичны: "Рынок местных тюрем приносит огромные доходы!" "Тюрьмы — это настоящий большой бизнес!"

Государство тоже вносит свой вклад в развитие тюремного рынка, главным образом теми мифами, которые оно культивирует в общественном сознании: уличная преступность растет, мы слишком мягко обращаемся с преступниками, большинство заключенных склонны к насилию, а тюрьмы сберегают наши деньги, изолируя тех, кто наносит обществу ущерб. Все эти представления не соответствуют действительности, зато отвечают интересам ТПК.

Перспективы

Эксперимент с устройством частных тюрем на первый взгляд можно считать успешным. Благодаря конкуренции себестоимость содержания заключенного падает, а государственные тюрьмы в борьбе за финансирование вынуждены повышать рентабельность и вообще совершенствоваться. Тюремная индустрия заняла прочное место в экономике и имеет радужную перспективу. Вряд ли сейчас кому-нибудь придет в голову ликвидировать частные тюрьмы. И тем не менее вряд ли игра стоит свеч. Частные тюрьмы не заинтересованы в том, чтобы преступник исправился и вышел на свободу. Наоборот, они всеми силами стараются подольше его не отпускать, поскольку его тюремный срок определяет размер их дохода. В конечном счете частные компании извлекают огромную и довольно сомнительную прибыль из денег налогоплательщиков, а заодно развращают чиновников и политиков. Эксперты подсчитали, что если нынешние темпы увеличения числа заключенных сохранятся, то через 20 лет в американских тюрьмах будут отбывать наказание 4,5 млн чернокожих мужчин. Для тюремного бизнеса такая перспектива выглядит весьма заманчиво. Для будущего демократии это означает катастрофу.

Коррупция

Не удивительно что при таком положении вещей находятся люди которые не прочь заработать, так в 2008 году  разгорелся крупный скандал названный "Дети за деньги" ("Kids for cash"). Двое судей из штата Пенсильвания обвинены в злоупотреблении служебными полномочиями и коррупции. По данным следствия, Марк Шаварелла (Mark Ciavarella) и Майкл Конахан (Michael Conahan) за несколько лет заработали на взятках от содержателей частных тюрем 2,6 миллиона долларов. 


Марк Шаварелла


Майкл Конахан


Согласно материалам дела, два судьи округа Люцерн, разбиравшие дела несовершеннолетних в городе Уилкс-Бэрре (Wilkes-Barre), выносили чрезмерно жесткие приговоры и отправляли подсудимых в тюремные центры, принадлежавшие компаниям PA Child Care LLC и Western PA Child Care LLC.

В 2011 году Марк Шаварелла и Майкл Конахан были осуждены на 28 и 17 лет соответственно.

Как функционирует частная тюрьма

Экономика частной тюрьмы мало чем отличается от устройства частной гостиницы. Заключенный в частной тюрьме — это постоялец, счет которого оплачивает государство. Частная тюрьма, как и гостиница, крайне заинтересована в том, чтобы у нее не пустовали "номера". Тюрьма выставляет государству счет за каждый человеко-день — чем их больше, тем выше рентабельность. Если, к примеру, у штата слишком много заключенных, которых негде разместить, власти нанимают брокера, который подбирает подходящий вариант размещения по минимальной цене. Стоимость человеко-дня колеблется в пределах от $25 до $60 в зависимости от типа учреждения и степени его заполненности. Чем больше заключенных в тюрьме, тем меньшую плату она требует за каждого новичка. Брокеры получают комиссионные — $2,50-5,50 с каждого человеко-дня — опять-таки в зависимости от состояния рынка.

Подготовил Владимир Масллов


Ещё о стране зеков:


Дополнительные материалы

Система исправительных учреждений США превратилась в доходный бизнес

На первый взгляд, вложение средств в частные тюрьмы может показаться простым и верным способом разбогатеть: чем больше заключенных, тем выше доходы акционеров. Но такой подход подрывает саму суть системы исправительных учреждений, так как владельцы частных тюрем делают все возможное, чтобы за решеткой оказалось как можно больше человек.

 


Частные тюрьмы

США – единственная страна в мире с так называемой «представительной демократией», где жителям столицы отказано в праве голоса. Почему округу Колумбия не хотят присвоить статус штата? В каком состоянии находятся ядерные реакторы в США? И почему в американских тюрьмах, особенно в частных исправительных учреждениях, превалирует «цветной» контингент? Ответы на эти вопросы в очередном выпуске программы Эбби Мартин.


Рейтинг стран по количеству заключенных на 100 тыс. населения

Рейтинг стран по количеству заключенных на 100 тыс. населения

Компиляции | Добавил: Маслов | Дата: 30.01.2012 | Читало: 6484
 
 
Всего комментариев: 1
avatar
0
1 doskado • 01:35, 12.01.2015
В США достигнуто новое достижение - тюрем в стране теперь больше, чем университетов и колледжей. Тюрем свыше 5000 с общим "населением" - 2.3 миллиона (четверть от количества заключенных на всей планете). Во многих штатах, количество заключенных превышает количество студентов, чемпионы - Калифорния, Флорида и Аризона. В некоторых регионах количество заключенных составляет уже от 10% до 30% от численности населения. http://aftershock.su/?q=node/279893
avatar

                                                                                        

                                                                    www.doskado.ucoz.ru www.doskado.ucoz.ru

                                                                    Мы настоятельно рекомендуем, при просмотре страниц сайта не использовать браузер
                                                                     Internet Explorer